jnike_07 (jnike_07) wrote,
jnike_07
jnike_07

Category:

Туркестанская элита-2

Продолжение. Начало - http://jnike-07.livejournal.com/186771.html



Пооффтопить надо, раз уже изображение врубелевской фрески попалось под руку. Врубель — гений, конечно, на грани безумия. Сошествие Святого Духа на апостолов в его интерпретации превратилось фактически в заседание киевской гордумы по количеству авторитетов-прообразов. Помимо археолога Гошкевича - тестя будущего военного министра - видим здесь профессора-искусствоведа А.В.Прахова (см. по тегу), руководившего реставрацией Кирилловской церкви и художественным оформлением Владимирского собора; собственно, он и открыл нам Врубеля. А.В.Прахов - третий слева, воздел очи горе.


В Киеве профессору А.В.Прахову установлена мемориальная доска на Житомирской улице. Могила его в Ялте утрачена.

От профессора А.В.Прахова легко провести линию к туркестанской элите. Его внук В.Н.Прахов стоял у истоков гражданской авиации Узбекистана, был долгие годы главным инженером гражданского флота Узбекистана.

Четвертый слева старик на фреске, нахмуривший чело усиленной работой мозга, профессор, выдающийся русский психиатр Иван Алексеевич Сикорский (1842-1919), кстати, написавший экспертизу по делу Бейлиса. Он же был отцом Игоря Сикорского, а Игорь Сикорский, в свою очередь, отец русского вертолетостроения. В Киеве мемориальная доска в память о И.А.Сикорском пока не установлена.


Вокзал в Ташкенте.

Однако вернемся к теме мутной кадровой политики во времена царствования Николая II. А.Ф.Редигер занимал пост военного министра империи с июня 1905 г. по март 1909 г. в архиважный (извиняюсь за ленинское словцо) период, когда надо было реформировать армию и управление. Как это отразилось на туркестанских верхах?

После смерти киевлянина, а фактически всю жизнь прослужившего в Туркестане генерал-губернатора Н.А.Иванова (1842-1904), соратника К.П.Кауфмана, последовавшей в 1904 г. (был похоронен в военном Спасо-Преображенском соборе г.Ташкента рядом с К.П.Кауфманом, могила и собор уничтожены в 1930 г.) в крае началась форменная генерал-губернаторская чехарда, ответственность за которую всецело падает на А.Ф.Редигера. Н.А.Иванова сменил Н.Н.Тевяшов, за ним последовали и.о В.В.Захаров, Д.И.Субботич, и.о. Е.О.Мациевский, Н.Н.Гродеков, П.И.Мищенко.

П.И.Мищенко был ранен в ноги 22.09.1908 г. на маневрах недалеко от Ашхабада закаспийским стрелком И.Хариным при весьма странных обстоятельствах.



И наконец в марте 1909 г. вновь назначенный военный министр В.А.Сухомлинов продвигает свою креатуру, по современным географическим понятиям - украинца, А.В.Самсонова в туркестанские генерал-губернаторы. К слову, весь этот генералитет, за исключением Н.А.Иванова, можно включить в институт свадебных генералов, по аналогии с родившимся в советское время институтом вторых секретарей, когда упорно на все посты продвигали местные этнокадры, независимо от их интеллектуальных и деловых способностей, в надежде на то, что заместители и вторые секретари вытянут. М.Горбачев, когда в 1986 г. назначал русского Г.Колбина персеком ЦК КП Казахской ССР вместо казаха Д.Кунаева, знал, что бьет по тектоническому разлому национальной политики («советский народ — исторически сложившаяся общность», из брежневской конституции 1977 г.) и изобретенному институту вторых серетарей, и знал, что бьет с перспективой на демонтаж страны по этому тектоническому разлому. Фактически ленинцы после октября и последовавшей перестройки скопировали форму построения управленческой вертикали у дореволюционного ЦК питерской партии из Эрмитажа. В этническом плане просто аналог получился, Николай II не догадался озвучить, что подбирал кадры в институт свадебных генералов по интернациональному признаку: в Туркестане в редигеровский период Д.И.Субботич — серб, П.И.Мищенко — этнический украинец из Дагестана, остальные вроде русские. Отдел кадров ЦК подбирал креатуры по схожему принципу: в Казахской ССР, например, был персеком Л.Мирзоян — армянин, П.Пономаренко — украинец, Л.Брежнев — русский и т.д. Но после 1953 г., когда утвердились неотроцкисты со своим институтом вторых секретарей, на первые должности можно было назначать только местные этнокадры, а в случае нарушения этого принципа административно-территориальные границы новообразований постимперского периода превращались в государственные и происходил демонтаж искусственной федерации. И даже институт интержен, изобретенный еще старыми троцкистами в недрах отдела кадров ЦК, не помог: у И.Каримова и Туркменбаши — жены русские.


Губернаторский дом в Ташкенте. Испокон веков его называли Белым домом.

К счастью, для своего времениА.В.Самсонов обладал также и административным талантом. Но все это происходило в ущерб военному обучению и совершенствованию оперативного матерства. Писатель В.Пикуль был прав, когда писал в романе «Нечистая сила» о А.В.Самсонове: «Александр Васильевич Самсонов был генерал-губернатором в Туркестане, где осваивал новые площади под посевы хлопка, бурил в пустынях артезианские колодцы, в Голодной степи проводил оросительный канал. Он был женат на красивой молодой женщине, имел двух маленьких детей. Летом 1914 года ему исполнилось пятьдесят пять лет. Вместе с семьей, спасаясь от ташкентской жары, генерал кавалерии Самсонов выехал в Пятигорск - здесь его и застала война...
Сухомлинов срочно вызвал его в Петербург:

- Немцы уже на подходах к Парижу, и французы взывают о помощи. Мы должны ударить по Пруссии, имея общую дирекцию - на Кенигсберг! Вам дается Вторая армия, которая от Польши пойдет южнее Мазурских болот, а Первая армия двинется на Пруссию, обходя Мазурию с севера. Командовать ею будет Павел Карлович Ренненкампф.

- Нехорошее соседство, - отвечал Самсонов. - Мы друг другу руки не подаем. В японской кампании, когда шли бои под Мукденом, я повел свою лаву в атаку, имея соседом Ренненкампфа. Я думал, он поддержит меня с фланга, но этот трус всю ночь просидел в гальюне и даже носа оттуда не выставил...

- Ну, это пустое, батенька вы мой!

- Не пустое... После атаки я пришел к отходу поезда на вокзал в Мукдене, когда Ренненкампф садился в вагон. В присутствии публики я исхлестал его нагайкой... Вряд ли он это позабыл!»


Про драку с Ренненкампфом В.Пикуль преувеличил, конечно же, вот хорошая фактологическая статья Ю.Бахурина «Вокзал для двоих» об эпизоде на мукденском вокзале. Нагайка — это рассказ из серии испорченного телеграфа. В двух словах: этого не могло быть, потому что Ренненкампф был ранен 30.06.1904 г. в левую ногу во время рекогносцировки у деревни Фанцяпуцзы, т.е. Самсонов не мог допустить рукоприкладства, учитывая последствия ранения.

Гипотетическая беседа Сухомлинова с Самсоновым тоже красочно описана В.Пикулем. Между прочим, если бы такой разговор был в реале, со стороны контрразведки к Сухомлинову было бы много вопросов, и не надо было бы фабриковать дело полковника Мясоедова, потому что здесь вредительство Сухомлинова проявляется: в марте 1909 г. закинул Самсонова в Туркестан, хотя доподлинно знал, что будущий ТВД — это западные границы РИ, в августе 1914 г. назначает Самсонова командовать 2-ой армией с приказом о наступлении сходу, но не дает времени на подготовку, в соседи Самсонову определяет Ренненкампфа, будучи информированным если не о нагаечных, то о натянутых отношениях между двумя генералами. Ренненкампф кстати имел преимущество в ознакомлении с будущим ТВД, потому что был назначен командующим Виленским ВО 20.01.1913 г. и не занимался попутно административно-хозяйственной деятельностью.

Но вот про ирригацию Туркестана — это правда.


А.В.Самсонов открывает в 1913 г. Николаевский ирригацонный канал, построенный во многом благодаря усилиям и средствам Искандер-Романова. В советское время канал переименовали в Кировский, сам Киров, наверное, о Голодной степи имел весьма смутное представление. Это первое крупное ирригационное сооружение в Туркестане. Поэтому когда Остап Бендер среди трудящихся Востока поднимал тост за ирригацию Узбекистана, он косвенно выпивал рюмку водки за Искандер-Романова с А.В.Самсоновым.


Или вот еще фото из этой серии: А.В.Самсонов открывает памятник К.П.Кауфману и войскам, покорившим Среднюю Азию в Кауфманском сквере г.Ташкента 4 мая 1913 г.


На этой открытке почему-то ошибка: торжество произошло 4 мая, а не 4 июля. Здесь какоe-то другое мероприятие.

В центре сквера, где перекрещивались Московский и Кауфманский проспекты, был установлен по проекту Н. Г. Шлейфера многофигурный памятник первому туркестанскому генерал-губернатору К. П. фон Кауфману (1818-1882). Кауфман скончался 4 мая, это день и дань его памяти. Первоначально он был похоронен в этом сквере, в 1889 г. его прах перенесли в Спасо-Преображенский собор. В 1910 г. место будущего памятника было освящено, т.е. местная общественность убедила вновь назначенного генерал-губернатора А.В.Самсонова в целесообразности воздвижения такого монумента. Деньги на памятник собирали по подписке. Редкий случай удачного памятника с многофигурной композицией: Кауфман с саблей наголо, горнист и знаменоносец.

Обычно из многофигурных композиций получаются вот такие памятники:

Памятник семье Гумилевых, открытый 02.08.2003 г. в г.Бежецке Тверской области (скульптор А.Н.Ковальчук и архитектор Н.А.Ковальчук). Такой памятник вполне можно поставить где-нибудь в Узбекистане, они сейчас там усиленно борятся со старыми памятниками, места освобождаются, подписи только поменять: поэтесса Зульфия, бывший узбекский персек Шараф Рашидов на александрийском столпе и Ельцин с бумагой о признании суверенитета Узбекистана.

Н.Г.Шлейфер одел Кауфмана в форму туркестанского стрелка, совсем как на картине В.В.Верещагина:

Красные кожаные штаны (памятник, конечно же, одноцветный), защищающие от укусов змей и скорпионов, белую рубаху (кокандцы, бухарцы и хивинцы называли русских солдат «белыми рубахами») и в отличительный головной убор ТуркВО времен военного министра Д.А.Милютина — кепи с белым полотняным чехлом и назатыльником. Позднее в ТуркВО изобрели гимнастерку, а в советское время — панаму.

В 20-е гг., конечно же, этот памятник имперцу снесли. Но дух Кауфмана уже проклял это место. Не менее семи памятников, воздвигавшиеся и сносившиеся на этом месте, насчитывают краеведы: Ленин, Сталин, Маркс, оригинальный памятник под названием «русско-узбекский словарь» и наконец современный памятник эмиру Тимурленгу (железной ноге) из монгольского племени барлас.



История на этом пятачке так динамично вытанцовывается; наверное, не последний памятник.

Продолжение следует.
Tags: туркестанская элита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments