jnike_07 (jnike_07) wrote,
jnike_07
jnike_07

Categories:

К.К.Рокоссовский о пехотных ячейках

Одна из причин, почему гибла наша пехота в начале войны.

ячейка1

ячейка2

ячейка3

К.Е.Ворошилов и С.К.Тимошенко, очевидно, долго думали до войны и придумали ячеечную систему.

К.К.Рокоссовский столкнулся с этой системой в первые дни войны. Вот что он пишет в книге "Солдатский долг" (М., Воениздат, 1968, с.39-40):

"Еще в начале боев меня обеспокоило, почему наша пехота, находясь в обороне, почти не ведет ружейного огня по наступающему противнику. Врага отражали обычно хорошо организованным артиллерийским огнем. Ну а пехота? Вопрос этот уже затрагивался в офицерской среде. Дал задание группе товарищей изучить обстоятельства дела и в то же время решил лично проверить систему обороны переднего края на одном из наиболее оживленных участков.

Наши уставы, существовавшие до войны, учили строить оборону по так называемой ячеечной системе. Утверждалось, что пехота в ячейках будет нести меньше потерь от вражеского огня. Возможно, по теории это так и получалось, а главное, рубеж выглядел очень красиво, все восторгались. Но увы! Война показала другое...

Итак, добравшись до одной из ячеек, я сменил сидевшего там солдата и остался один.

Сознание, что где-то справа и слева тоже сидят красноармейцы, у меня сохранялось, но я их не видел и не чувствовал. Командир отделения не видел меня, как и всех своих подчиненных. А бой продолжался. Рвались снаряды и мины, свистели пули и осколки. Иногда сбрасывали бомбы самолеты.

Я, старый солдат, участвовавший во многих боях, и то, сознаюсь откровенно, чувствовал себя в этом гнезде очень плохо. Меня все время не покидало желание выбежать и заглянуть, сидят ли мои товарищи в своих гнездах или уже покинули их, а я остался один. Уж если ощущение тревоги не покидало меня, то каким же оно было у человека, который, может быть, впервые в бою!..

Человек всегда остается человеком, и, естественно, в минуты опасности, ему хочется видеть рядом с собой товарища и, конечно, командира. Отчего-то народ сказал: на миру и смерть красна. И командиру отделения обязательно нужно видеть подчиненных: кого подбодрить, кого похвалить, словом, влиять на людей и держать их в руках.

Система ячеечной обороны оказалась для войны непригодной. Мы обсудили в своем коллективе и мои наблюдения и соображения офицеров, которым было поручено приглядеться к пехоте на передовой. Все пришли к выводу, что надо немедленно ликвидировать систему ячеек и переходить на траншеи.В этот же день всем частям группы были даны соответствующие указания. Послали донесение командующему Западным фронтом. Маршал Тимошенко с присущей ему решительностью согласился с нами. Дело пошло на лад проще и легче. И оборона стала прочнее. Были у нас старые солдаты, младший комсостав времен первой мировой войны, офицеры, призванные по мобилизации. Они траншеи помнили и помогли всем быстро усвоить эту несложную систему.


Это уже месяц боев шел.

Дискуссия по поводу ячеек и траншей была в газете Ю.И.Мухина "Дуэль", № 30, 27.06.2004 г. Столкнулись два мнения.

Ю.Цыбулин: С удивлением прочитал во второй книге «Война и мы» в гл. 4 (написана Ю. Мухиным в соавторстве с М. Саяпиным) о том, что предвоенные уставы Красной Армии запрещали отрывать траншеи, ограничивая фортификационное оборудование местности только устройством стрелковых ячеек. Если этот момент еще не обсуждался читателями, то хотелось бы на нем остановиться подробнее.

Принципы или даже аксиомы фортификационного оборудования местности пехотой сложились давно и дошли до наших дней практически без изменений. Они известны всем служившим в армии. Основное положение: в условиях непосредственного соприкосновения с противником вначале отрываются одиночные окопы (стрелковые ячейки), которые заглубляются для ведения огня из положения стоя и при наличии времени соединяются ходом сообщения (траншеей) в окоп на отделение. Весьма сомнительно, чтобы даже самым отъявленным подрывным элементам или дуракам в высшем командовании Красной Армии пришло в голову отменять эту аксиому.

Чтобы не быть голословным, обратимся к пособию для бойцов и младших командиров пехоты «Самоокапывание пехоты» (Воениздат, М., 1939. Автор - майор С. Гербановский). Пособие это написано на основе требований Боевого устава пехоты (БУП-38) и опыта боевых действий того времени и содержит подробное описание всего процесса инженерных работ по оборудованию местности пехотой. Приведу некоторые выдержки: «Окопы могут создаваться в бою под огнем постепенно из ранее отрытых бойцами ячеек или устраиваться заблаговременно, до подхода противника, с помощью большого шанцевого инструмента. ... Иногда, чтобы облегчить войскам укрепление местности, на ней заранее отрывают ходы сообщения (траншеи) с помощью землеройных машин (плугов). При наличии таких готовых ходов сообщения бойцы отрывают себе ячейки в тех местах, откуда им удобнее вести огонь и наблюдение...». Как видим, об отмене траншей речь не идет.

Ну а что касается бытовавшего якобы в то время мнения об уязвимости бойцов в «траншеях» (точнее все-таки - в окопах), то в пособии дан ответ и на это: «Ячейки, как правило, не должны примыкать сразу к соединительному ходу, а подводятся к нему небольшими узкими щелями... Ячейки должны отстоять друг от друга и от соединительного хода окопа не менее чем на 3-4 метра... Соединительный ход должен быть изломанным, т. е. через каждые 3-5 метров меняется его направление... Благодаря такому расположению ячеек в окопе, ячейковым щелям и изломам соединительного хода бойцы лучше защищены от пулеметного огня с флангов, от огня артиллерии и авиации и атаки танков. При попадании целого снаряда или авиабомбы в отдельную ячейку или соединительный ход окопа (что случается редко) большинство бойцов, находящихся в других ячейках или за поворотом соединительного хода, совершенно не пострадает. При пулеметном обстреле окопа с самолетов или атаке танков бойцы могут хорошо укрыться на дне щелей. Изломы соединительного хода мешают простреливанию окопа вдоль».

Можно продолжить цитирование, но даже вышеизложенное опровергает азартные, но беспочвенные обвинения Ю. Мухина и М. Саяпина хотя бы в адрес командования и специалистов инженерных войск Красной Армии. Судя по этому пособию, вопрос инженерного оборудования местности был проработан весьма тщательно. Да оно и неудивительно - ведь наверняка этим занимался признанный авторитет в области фортификации генерал Карбышев.

А как же обстояло дело в действительности, проиллюстрированной в книге Ю. Мухина трофейной фотохроникой? В начальный период войны нашим отходящим войскам и вводимым в бой резервам чаще всего приходилось переходить к обороне на неподготовленных рубежах под огнем наступающего в высоком темпе противника. А на оборудование окопа в среднем грунте отделению - даже с помощью большого шанцевого инструмента (больших саперных лопат и кирко-мотыг) - требовалось, по нормативам, 6-8 часов и еще один час на маскировку. В большинстве случаев не было у нашей пехоты такого количества времени, о «землеройных машинах» я уже и не говорю, поэтому и приходилось принимать бой и погибать в наспех отрытых ячейках.

Некоторое недоумение вызывает эпизод с К.К. Рокоссовским. По-видимому, этот случай был описан очевидцем, недостаточно разбирающимся в военном деле (военным корреспондентом или бойцом ополчения). Думается, переждавший артналет в ячейке Рокоссовский приказал командиру подразделения получше закрепиться на своем рубеже и отрыть окопы в соответствии с уставом, а не вопреки ему. Если же этот эпизод взят непосредственно из воспоминаний прославленного полководца и именно в такой трактовке, то остается только развести руками: и у великих бывают свои причуды.


Ю.И.Мухин: Итак, у Рокоссовского речь шла о Западном фронте в июле 1941 года. А вот Ленинградский фронт. Оставшийся безвестным политработник 15 октября того года докладывал Военному совету о проверке войск 55-й армии (Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. М., Сп-б, АСТ, Полигон, 2004, сс. 214-216):

«...2. Второй ненормальностью я считаю то, что мы все еще не имеем хороших окопов, ходов сообщения, всякого рода укрытий, а держим бойцов в норах.

Мы все еще увлекаемся индивидуальными окопами, а они изжили себя. Днем бойцы еще могут видеть друг друга, а как быть ночью? Ночью боец не чувствует локтя товарища. Он один. Ночью одинокому бойцу кажется, что его обошли, что он один, что все перебиты, что его обходят.

А как командовать разбросанными бойцами, направлять их, следить за ними, знать, о чем они говорят, что думают?

Трудно в таких условиях и организовать отдых людей. Зарывшись в нору, боец дрожит в ней, как сурок. С наступлением холодов положение еще больше ухудшится. Боец принужден будет день и ночь дрожать в холодной яме, обогревать которую он должен собственным телом. А все это приведет к тому, что участятся болезни: грипп, воспаление легких, ревматизм. Да и продрогший боец - плохой боец.

Нужно позади окопов рыть надежные небольшие землянки, блиндажи: одна часть бойцов дежурит в окопах, другая отдыхает. По тревоге бойцы бегут в окопы, занимают свои места.

Индивидуальные окопчики в зимнее время вредны. И не от пуль, осколков будет страдать армия, а от болезней. При индивидуальных окопчиках все дежурят, все бодрствуют и никто не отдыхает. При таких условиях железное здоровье тоже может дать осечку.

Нам могут возразить: а как быть с потерями? Попадает мина, снаряд в блиндаж, землянку - и отделения нет.

Это возражение имеет некоторое основание только в том случае, если землянки и блиндажи будут сделаны кое-как. Для умелого блиндажа, землянки - мина не страшна, выдержат накаты и средний снаряд, а против тяжелого снаряда не устоит и дот.

...6. О внезапных ночных атаках. В чем особенность ночных атак? Это их скрытность, внезапность и быстрота. Атака, в которой я участвовал во 2-м полку, сорвалась только потому, что ни одного из этих правил не соблюдалось.

Бойцы находились в «норах», спали, отдыхали. 80 бойцов, 80 нор. Сборы отняли больше часа времени. 80 нор нужно было обойти, бойца разбудить, вытащить его из норы. Собранные вместе, бойцы спросонок кашляли, гремели котелками, кружками. Вместо того чтобы кашлять в полу шинели, бойцы бухали на все поле. А ночью кашель далеко разносится.

Немцы услышали о наших приготовлениях и открыли огонь. К немецким окопам мы ползли при сильной минометной и пулеметной стрельбе, ракетах. В итоге - лишние жертвы и срыв приказа, который был выполнен только в следующую ночь».

Так что, товарищ Цыбулин, пособия - пособиями, но совершенно очевидно, что в Красной Армии в начале войны рыть траншеи и строить блиндажи не то что не рекомендовалось, а скорее всего - запрещалось.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments