jnike_07 (jnike_07) wrote,
jnike_07
jnike_07

Category:

Бейли меняет кожу ясенским-2

(Продолжение. Начало: Бейли меняет кожу ясенским)

ясенский
Бруно Ясенский.

А кто же такой сам автор романа Бруно Ясенский? Если бы Бейли прочитал его опус, он бы тоже задался этим вопросом. Вы, гражданин хороший, чьих будете? Ну, полез бы для начала в разные энциклопедии. С удивлением бы обнаружил, что Бруно Ясенский включен в электронную еврейскую энциклопедию: ЯСЕ́НСКИЙ (Ясеньский) Бруно (Зыскинд Виктор Яковлевич; 1901, местечко Климонтов бывшего Сандомирского уезда, ныне Польша, – 1938 или 1941, ?), польский и русский советский писатель, поэт, драматург. Родился в семье врача, учился в гимназии в Варшаве, окончил Краковский университет (1922). Первые стихи Ясенского были опубликованы в 1918 г. Тогда же он вошел в группу польских футуристов, объявил себя борцом против религии, буржуазного общества и его морали. Вместе с другим писателем-футуристом А. Стерном (1899–1968) опубликовал памфлет «Нож в брюхо» (1921) и сборник стихов «Земля налево» (1924), а также две книги собственных стихотворений «Башмак в петлице» (1921) и «Песня о голоде» (1922).

Родился все-таки в Российской империи, Сандомирский уезд - Радомская губерния, в этом уезде проживало в процентном отношении больше всего евреев среди уездов губернии - 16,7%. Этого мало для того, чтобы быть включенным в еврейскую энциклопедию. Вики: родился семье известного врача Якуба Зысмана (Якова Гершоновича Зисмана, 1861—1926). Т.е. на самом деле при рождении - Виктор Якубович\Яковлевич Зыскин\Зисман. Фамилия Зискинд образована от мужского еврейского имени Зискинд, которое переводится как «дорогой, милый, любимый ребенок». Эта фамилия имеет множество форм, среди которых Сюсскинд, Сизкинд, Зюскинд и др. Последняя принадлежит Патрику Зюскинду (родился 26 марта 1949 года) — немецкому писателю и киносценаристу, по роману которого снят фильм «Парфюмер: История одного убийцы». С кем не бывает? Но и этого мало для того, чтобы быть включенным в еврейскую энциклопедию. Нужна мама. Галаху еще никто не отменял, ей 5000 лет, или сколько-то там... Есть еще польская вики: Jakub Zysman był żonaty z polską szlachcianką, Eufemią z Modzelewskich. Mieli trójkę dzieci: Jerzego, Irenę oraz Wiktora, poetę i futurystę, znanego pod pseudonimem Bruno Jasieński[2]. Т.е. мать Бруно Ясенского - это польская шляхчанка Евфимия Модзалевская. Это слегка меняет расклады. По галахе Бруно Ясенский - гой. Мало того - отец его Якуб Зисман W 1889 przeszedł w Warszawie na luteranizm. Т.е. крестился. С кем не бывает? Дела житейские. Но, таким образом, Бруно Ясенский - дважды гой Советского Союза и никаким боком не может быть примазан к великому еврейскому народу и внесен в еврейскую энциклопедию. Крещенный Зисман автоматически отторгается от еврейства. Такие дела.

Еврейский журнал Seagull так рассказывает о судьбе отца: Oтец Бруно, Яков Зисман, родился в 1863-м в Плоцке. Сегодня это название звучит для нас как синоним забытого Богом местечка, затерявшегося где-то на западной окраине России. Между тем, Плоцк был центром одноименной губернии Российской Империи. Очевидно, семья Якова была достаточно светской, а мальчик достаточно способным, потому что он учится в гимназии, а затем уезжает в Варшаву — благо, до нее недалеко, всего 100 километров. Там он поступает в университет, на медицинский факультет, и в 1887-м получает диплом врача, специалиста по всем болезням.

Молодость берет свое — новоиспеченный доктор влюбляется. Мария, его избранница, отвечает взаимностью. Казалось бы, счастье уже на пороге. Но когда сердце делает свой выбор, оно не заглядывает в паспорт. Евфемия Мария Модзелевская — из рода известных шляхтичей. И, разумеется, католичка.

Незримой каменной стеной встает между влюбленными религиозный барьер. Разрушить? Не получится, да и сломаешь свое будущее. Наиболее реальный вариант — кому-то из двоих перейти на другую сторону. Мужчина понимает, насколько трудно решиться на это женщине. И Яков Зисман принимает крещение, слегка исправив имя — на Якуб. Он становится христианином — правда, не католиком, а протестантом-евангелистом.

В 1892 году молодожены приезжают в небольшой городишко, где нужен лекарь-универсал. Собственно, Климонтув — уже не город, но всё еще в тихой дреме вспоминает свою славную историю. Когда-то, в XVI веке, он действительно имел магдебургское право с разрешением проводить три ярмарки в год и два больших базара в неделю. Потом извилистые торговые пути отклонились в сторону, Климонтув захандрил, и к концу 19 века в нём жило около шести тысяч человек. Чете Зисманов здесь понравилось всё — дома, люди, старинный костел, окружающие холмы. Уютный городок стал их пристанищем на всю жизнь.

Тут надо заметить, что польские шляхтичи бывали разные. У одних угодья и усадьбы, у других — ветвистая родословная и шиш в кармане. Нетрудно догадаться, что Мария принадлежала ко второй категории. Ее муж был таким же, как она, богачом. Зато он владел профессией, которая могла бы приносить зримый доход. О том, как это выглядело на самом деле, сохранились воспоминания климонтувских жителей.

Бедняков лечил бесплатно. Когда в хате поселялась беспросветная нужда, больной после визита Зисмана мог еще обнаружить под подушкой несколько денежных купюр. Тем, у кого не было средств на лекарства, выписывал какие-то особые рецепты — по ним медикаменты отпускали без оплаты. А потом доктор возмещал аптекарю убытки, возвращая ему деньги — свои, кровные. К больным выезжал в любое время, в любую погоду.

Мария иногда ворчала: твоя благотворительность сказывается на семейном бюджете. Якуб твердо обещал: больше такое не повторится. И он, и она знали — это всего лишь символический жест, фигура речи. А завтра снова всё будет по-прежнему.

Доктор разбудил полусонную жизнь городка, отдавая всё свободное время общественным заботам. Благодаря ему, климонтувцы обзавелись отделением банка, кассой взаимопомощи, новой школой, библиотекой. Он занялся сиротами, определяя их в семьи горожан.

И, конечно, в докторской квартире звучали детские голоса. Ежи появился в 1895-м, Ирена — в 1897-м. А 17 июля 1901 года родился второй мальчик. 21 июля, в 6 часов вечера, в присутствии свидетелей он был крещен местным ксендзом, и было дано ему имя Виктор.


Это очень сусально и романтично. На самом деле надо понимать так: врач Якуб Зисман вдрызг разругался с еврейской аптекарской мафией на почве цен на лекарства, после этого ему ничего не оставалось, как жениться на обедневшей польской шляхчанке и креститься. С кем не бывает? Дела житейские. Сына Виктора крестил ксендз в католичество, таким образом, Бруно Ясенский - трижды гой Российской империи. В результате всех этих перепитий пока еще он Виктор Зисман. Далее родители предпринимают следующий шаг ассимиляции: «Виктор Зисман постановлением Казенной палаты на заседании, состоявшемся 25 сентября 1908 года (номер дела 27157 от 26 сентября 1908 года) признан усыновленным Иваном Людвиковичем Ясенским и его женой Анелей Адамовной. Ему дана фамилия Ясенский». Т.е. находят или выдумывают подставных усыновителей, чтобы сменить звучную фамилию Зисман на звонкую фамилию Ясенский. Что законом не запрещено, то разрешено. Так появляется Виктор Ясенский.

С началом Великой войны врача Якуба Зисмана призывают в Российскую императорскую армию, и семья перебирается в Москву, где Виктор Ясенский учится в гимназии и становится потенциальным польским, французским и русским писателем. Война заканчивается, империя рушится, семья возвращается в новое государство - Польшу. И тут выясняется, что Виктор унаследовал от отца неуживчивый характер, тягу к революционным переменам и приплюсовал к ним юношеский максимализм. В 1920 г. Виктора Ясенского призывают в польскую армию, и он вполне мог попасть на советско-польский фронт. Но не попадает. Появляются его первые публикации в польской прессе, где он уже подписывается как Бруно Ясенский. В 1924 г. Бруно проявляет чудеса житейской мудрости и женится на дочери богатого львовского торговца Кларе Арем. Ясно, что не Людмила. В 1925 г. его выперли за склочный характер и революционные взгляды из панской Польши. Он повторяет на бис рекорд житейской мудрости: Заняв денег у состоятельного тестя, он с Карой в октябре 1925 года уезжает во Францию.

В Париже Ясенский вступает в польскую компартию и пишет на польском роман "Я жгу Париж", который вскоре переводят на русский и французский. Еврейский журнал Seagull приводит такую версию появления романа Ясенского: якобы он в витрине магазина увидал памфлет Поля Морана, бывшего советника французского посла в Москве. Французский язык Ясенский знал плохо и перевел название как "Я жгу Москву", хотя можно было перевести как "Я пересекаю Москву". Сам памфлет Ясенский по незнанию французского не читал. Я - тоже, но было бы интересно. Поль Моран называет Маяковского "красный поэт Мордехай Гольдвассер", Лиля Брик - Василиса Абрамовна, Ося Брик - Бен Моисеевич. Неплохо-неплохо. Гольдвассер - золотая вода, намек на "золотой дождь" и роль Маяковского в групповой семье. Василиса - это Василиса прекрасная, это прозрачно, и Абрамовна - тоже прозрачно. Бен Моисеевич - бен - сын, тоже прозрачный намек. Ясенский не утруждает себя никакими намеками, у него в романе безработный в обиде на классовую несправедливость, бросает пробирки с бациллами чумы в водопровод, что французами было расценено как реклама гостерроризма.

В результате Ясенского уже выдворяют из Франции. Остается одна дорога - в Советский Союз. Вместо визы польский партбилет и роман "Я жгу Париж". Ясенский вновь повторяет рекорд житейской мудрости: куда-то пропадает его жена Клара Арем и анулируется долг тестю. Если бы он знал, что его ждет в будущем, он бы лучше долг отдал. На вокзале его встречает новая партийная жена Анна Абрамовна Берзинь - аналог Лили Брик и Е.С.Нюренберг-Шиловской-Булгаковой. Старая толстая чекистка ягодинского крыла со шлейфом смертей встречных-поперечных за спиной, причастная к слежке за Есениным. И кучей детей. Якобы русская.

берзинь слева
Анна Абрамовна Берзинь слева.

Хрен их разберет этих ягодинских. Рядом с ней и Лиля с Люсей смотрелись бы славянками.

Все было просто и по-партийному: встретились на вокзале, поженились, расписались, получай, дружище, сталинские льготы. Квартиру в центре, должности в журналах, икру от пуза.

Tags: А.Станишевский, Б.Ясенский, Ф.Бейли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments