jnike_07 (jnike_07) wrote,
jnike_07
jnike_07

Categories:

Шкуринку залупи. (Собсна женщинам и не читать-то)

- Трусы сними!

Ну, снял. Если это нужно для армии. Мне никогда, наверное, не забыть, как я проходил медкомиссию в военкомате в 17 лет. Дело было давно. Может, сейчас что-то изменилось, не знаю. Получали приписное свидетельство. Для меня это был культурологический шок. Хочешь быть годным к строевой, снимай трусы. Разбитная тетка в белом халате. В очках. Морда наглая. Брезгливое безразличие к конвейеру мяса. В возрасте раннего предклимаксья, когда все самцы уже на одно лицо. Сразу подумалось: "А сколько хуев она за день видит?" Наверное, триста. А за год? С ума сойти. А кто она по профессии? Не знаю, может, хуёлог. А кастратов в армию берут? Берут, конечно. Это же самые лучшие солдаты. Только воюют, ни о чем постороннем не думают. Нет, вру, это мне позже подумалось, когда в наряде по столовой сопровождал медсестру, а та всыпала бром в компот.

- Шкуринку залупи! - премерзостным голосом выкрикнула тетка в белом халате.

- Што? - в тон ей откричался я, придерживая спущенные трусы.

Ептыть. Ухо-горло-носа вроде прошел. Никаких замечаний не было. Чо она орет там? Слышать слышу, но не понимаю. На морду вроде русская. Что это - "шкуринку залупи"? Э-э-э. Вы не подумайте, что я в 17 лет был осел там какой-нибудь без понятий. Меня еще во втором классе Галина Георгиевна хотела исключить из школы за фразу "целоваться взасос". Марина-крыса настучала. Сейчас такими фразами в детском саду никого не удивишь. А тогда Галина Георгиевна хотела вырвать мне язык. Садистски нажала двумя пальцами на щеки, и когда рот поневоле открылся, залезла своими сардельками мне в пасть и уцепилась за язык ногтями. Я думал, вырвет, сука, грешный мой язык. Повезло: отделался лингвистическим шоком и гематомой полости рта.

В шестом классе меня все-таки исключили из школы. Опять Марина-крыса настучала. Я написал ей в записке какое-то матерное стихо. Чуть педсовет не собрали. Англичанка, которая меня любила, призналась, что порвала мою записку на клочки. Эт я ей сделал культурологический шок. Она потеряла контроль над собой. А дальше все объяснимо: моторная реакция - записка в клочки - улики нетути.

- Шкуринку залупи! - истерически завизжала медуница.

- Што-о? - у меня уже этот крик тоже был нервическим.

Ептыть. Я считал себя виртуозом мата в 17 лет. Нет, к этому возрасту я уже, конечно, понял, что в военкомате материться не рекомендуется, но три основных русских слова и триста производных от них я в уличной речи употреблял как Демокрит камешки сплевывал. Но этой-то фразы ни в одном подворотном лексиконе нет. Я бы, может, и доанализировался до значения в более спокойной обстановке, но тут...

- Головку открой! - наконец догадалась перевести свои требования на литературный язык хуелогиня.

"Ептыть,- подумалось мне,- оказывается вот как надо говорить, когда хочешь посмотреть на залупу." Надо же так язык исковеркать. Вроде все слова русские, а формы их и сочетание таковы, что понять ничего нельзя. А-а,- допер. Посмотри на триста хуев в день, не то, что родную речь забудешь, ощущение пола рожденнородного потеряешь. Что поделаешь. Матриархат какой-то своеобразный. Родился мальчик. Когда он видит мужчину?
Ну,там отца по выходным в зоопарк сходить. А так отец вкалывает с утра до ночи. Детсад? Только дворник у нас был. Но он уже заканчивал метлой махать к тому времени, когда мамочки приводили шантрапу в группы. Да и был он только для равновесия картины детского мироустройства: дескать, мужчины тоже бывают. Иногда. Чаще - редко.

Больницы, поликлиники. Тетки, тетки, тетки в белых халатах.

- Ты же мальчик! - и интонацией так подчеркивают что-то. Что они хотят сказать своей чертовой интонацией? Знающие пацаны объяснили: у девочек пиписек нет. Ну их! Пойду в кубики поиграю.

- Она же девочка! - опять что-то хочет вдолбить интонацией воспетка.

Нет. Это невыносимо. Пацаны, пошлите поиграем в какие-нибудь свои игры. Пусть извозюкаемся, но как сладко звучат понятные только нам слова: штаб, войнушка, пестики и ружбайки.

Школа - это вообще гендерный геноцид. Ну, здравствуй, учительница первая моя. Мы с Колькой Романюгой на последней парте. Кажется, мы на последней парте отсидели десять лет. Стайка прилежных девочек в фартучках, с косичками, с огромными белыми бантами вокруг первой учительницы их. Лицемерки, подхалимки и стукачки, как Марина-крыса. Ну, их, Колян, вон сколько мужских занятий на свете. Давай в морской бой. А то войнушку рисовать. У меня всегда немцы наступают ровными цепями.

Первые двойки по арифметике. Доигрались. На выходные отец Кольки Романюги занимается с нами устным счетом. Отец у него слепой, инвалид войны, прикрыл собой медсестру, граната взорвалась в окопе. Заставляет нас считать в уме. Двухзначные цифры складываем рядами как триста спартанцев персов. Первые пятерки по арифметике.

Был у нас, конечно, учитель в мужском роде и поле - физкультурник. Но выпал из памяти. Любил он гимнастику и девочек в ласточках и на шпагате, а мы все как-то больше футболом интересовались, что не считалось уроком. Потом появился географ. В сентябре еще было тепло, а он пришел на урок в перчатках. Точнее - в одной перчатке на правой руке. А мы с Романюгой именно перед этим шесть раз просмотрели "Фантомаса", где комиссар Жюв, поднимая левую руку и протез правой, из пиджака высовывал правую руку с пистолетом и косил врагов.

"Ух, ты,- решили мы с Романюгой.- Кампец наступает. Щас он нас покосит."
Какая тут география? Сплошные тайны черной перчатки. Географ терпеливо разъяснил, что потерял руку в бою, но особенно обидно было ему тогда в 43-ем, что отбомбились по его взводу наши. Ему подумалось, что они заблудились, плохо читая карты и не умея привязать их к местности, и важность географии вышла для него на первый план.

Мы с Романюгой продолжали хулиганить. Ха! Как быстро поставил нас на место географ. Романюгу пребольно дернул за ухо, мне досталось линейкой по пальцам. Через месяц школьная программа по географии последней партой была освоена. Карты, реки и города изучены вдоль и поперек.

- Таперча вам пять!- радостно объявил географ после того, как я перечислил все карликовые государства Европы. И все было понятно в его речи. Он всегда говорил "таперча" вместо "теперь", потому что так говорил его взводный из какой-то далекой диалектной деревни. Какой педагогический шок был у девочек, когда мы с Романюгой стали отличниками по географии!

Медведя мне тоже не забыть. Александр Сергеевич Медведев преподавал у нас математику в старших классах. Он тоже прошел войну, хромал на одну ногу и вдобавок к этому страдал распространенным русским заболеванием - запоем. Мы его любили. После получки он выпадал из расписания на две недели, и мы гоняли в футбол на законных основаниях вместо математики. Потом Медведь появлялся, и мы моментально выходили в математические лидеры города.

- Закройте учебники! - объявлял он.

У девочек был шок во всех смыслах. В течение пяти минут он объяснял нам параграф, который в учебнике занимал несколько страниц. Ни одного примера, ни одной задачи он не брал из учебника, все придумывал сам.

- Рябов, к доске! - скрипучий голос Медведя резал тишину в классе после паузы по системе Станиславского. Тридцать лиц оборачивались на последнюю парту. В их глазах я читал ужас. Медведь кидал меня на амбразуру. За сметливость, нестандартность мышления, борзость, так сказать, я свою твердую четверточку-то по математике имел.

Прощай, школа, женское царство. Но что это такое? К работе-то в военкомате могли бы врачей-мужчин привлечь. Об этом я бы не подумал, если бы не эта развратная тетка со своим "шкуринку залупи".

- Годен!

Кто бы сомневался. Диагносты, я вам доложу. Солдату, как и танцору, ничто не должно мешать.

Романюга прошел медкомиссию раньше меня. Очень смеялся над моим рассказом.

- Нет,- говорит,- "шкуринки залупи" у нас не было, видно, другая врачиха была. Но мы тоже обхохотались. Одному пацану врачиха стала яйца катать, а у него и хуй встал. "Выйди,- говорит,- в коридор, там на столе стакан с водой." Пацан вышел, вернулся, а у него как стоял, так и стоит. Врачиха говорит: "Ты что там делал?" "Выпил стакан воды,- отвечает." "Во, дурак-то,- смеется врачиха,- этот стакан воды стоит для того, чтобы в него член макать."

"А может, и хорошо, что мне попалась такая дистанционная диагностка "шкуринку залупи",- подумалось мне тогда после Колькиной были.

В армии я женщин не видел. Ну, не считать же за женщину "морсианку". Так мы прозвали продавщицу морса. В летнюю жару в часть привозили бочку с морсом. Можно было отовариться. Еще одна бабка работала заведующей продовольственным складом. Да и после компотиков с бромом мне одни стрельбы и марш-броски снились.

Я уже забыл, как выглядела та изможденная мясом врачиха, но ее крылатая фраза "шкуринку залупи" навсегда осталась для меня символом гендерного геноцида, ублюдочной демографической политики, ущербного воспитания мужчины, перекошенной эмансипации и других половых язв родного общества.
Subscribe

  • Соловьиная песня Полада Бюлббюль-оглы

    Посол Азербайджана в РФ ранее известный эстрадный певец Полад Бюльбюль-оглы готовится подать протест в связи с задержанием подозреваемого в убийстве…

  • Народный сход ошибаться не может

    На бирюлевской овощебазе задержано 1200 нелегалов и обнаружен автомобиль с несколькими миллионами рублей и оружием. С большим трудом, но полицаев…

  • Кричите громче, вас не слышат

    В свете Бирюлевской Кондопоги вот на хрена эти указы штамповать? Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. N 602 г. Москва "Об…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments